Иногда они возвращаются...

Дневники / Голод-2
610
0
Реалити-шоу Голод 2. День 94

Утро началось в соответствии с печальной традицией: протереть глаза, увидеть вокруг давно надоевшие лица и тут же переругаться по первому подвернувшемуся поводу. Уже второй день подряд этим поводом становится зарядка, а явным агрессором, жаждущим крови, — Наташа. Ввиду этого, надо полагать, Ярик с Гришей были страшно рады сменить обстановку и осчастливить своим визитом добрую девочку Олю из Бруклина, пообещавшую им 20 баксов за приготовление ужина. Ту самую Олю, с которой Маслов познакомился на концерте «Ленинграда».

Ужин ребята, как и было обещано, приготовили, потом общими силами с ним расправились (на всё это ушло пять часов), но денег не получили («А кто дурак-то?» — ехидничал по этому поводу впоследствии Голос). Предупреждали же их: нельзя брать деньги у тех, кому известно, что попрошайки не простые, а «голодающие». Девочка Оля прекрасно об этом знала. А денег, которые им дал неадекватный дядечка-мазохист, не хватило даже на такси… Кстати, о дядечке. «Айм русский!» — заявил он с подозрительно сильным американским акцентом, прислушавшись к беседе наших героев на улице. «Айм тоже!» — отозвался Гриша на той же впечатляющей языковой смеси, что привело дядечку в восторг. «Соотечественник» оказался не промах: презентовав голодающим 20 долларов, он попросил, чтобы ему… «дали в морду». Ребята слегка напряглись. Благодетель настаивал. Ребята предпочли быстренько ретироваться.

А тут ещё неприятности с таксистом: как-то так вышло, что Грише с Яриком не хватило почти 8 долларов. Долгие препирательства на ломаном английском закончились тем, что отчаявшийся водитель предложил пассажирам «валить отсюда», после чего обе стороны вздохнули с облегчением. Однако время уже было упущено, и весь улов голодающих составил семь баксов за сомнительного качества уличный концерт.

Дома же у ребят происходили странные вещи. В то время как Елена Петровна с Рубцовой трепались и вспоминали Акимова, последний, точно в поговорке, возник в дверях практически неглиже и незамеченным проследовал в ванную. Довольно скоро на него наткнулась Наташа. «Ты смотри, кто у нас тут!» — завопила она при виде второй половинки четы Салтыковых. После долгих расспросов выяснилось, что Акимов пришёл «на замену Логинову». На самом-то деле, разумеется, он был всего лишь гостем, но роль свою разыгрывал превосходно.

— Что же, массажа мне теперь не ждать? — томно хлопая ресницами, вопрошала Рубцова.
— Нет, Натах, всё. Всё… — с трагизмом в голосе отвечал Акимов.
— Конечно, семейный человек, — сокрушалась Наталья.

А потом они пели под гитару. Ах, как они пели… Даже Голос что-то подпевал. Точнее, пытался. Тут я усвоила на наглядном примере, что значит «строить глазки», и Рубцовой дала бы звание мастера этого вида спорта.

Были, конечно, и неприятные моменты. Например, довольно прямолинейное заявление Андрея, что Наташа «совсем не тот человек, который ему нужен в жизни». Понял он это, якобы, после сцены с джакузи, где Рубцова вела себя неприлично и вообще. «Если человек так поступает, то всё», — категорично подытожил Акимов.

А секрет свой пока так и не раскрыл. Поэтому Рубцовой будет над чем поразмыслить на сон грядущий, кроме неумолимо приближающейся дуэли. О поединке, кстати, сегодня не было сказано ни слова, словно его вообще отменили. Чем ближе к финалу, тем, кажется, меньше, заботит участников их потенциальный вылет из игры. Действительно — по Москве побродили, на Нью-Йорк посмотрели, план практически выполнили. Деньги — так они ж только одному достанутся. И теперь каждый уходящий имеет право сказать: «Я дошёл почти до конца, и мне будет что вспомнить». А это уже немало.

0 комментариев