Сходили на выставку

Дневники / Голод-2
128
0
Реалити-шоу Голод 2. День 101

«Великолепная четвёрка» голодающих проводит в Нью-Йорке последние дни. Шоу близится к завершению, и его устроители хотят использовать оставшееся время с максимальным толком — исполнить желания участников и подвести какие-то итоги. Два главных события 101-го дня «Голода» — это культпоход Ярика и Елены Петровны в город и обстоятельные интервью, данные участниками Голосу. Каждый из них высказал своё окончательное мнение о товарищах-соперниках.

Лена и Ярик покинули голодный дом и, когда сняли повязки, обнаружили, что находятся в Бушвиге — «богемном квартале» Бруклина, как гласила надпись на экране. Богемный квартал, надо заметить, выглядел наподобие Соколиной Горы или Капотни в Москве — однообразные переулки, унылые и грязные дома и монструозные промышленные сооружения. На карте, данной ребятам, были отмечены художественные выставки, в тот момент проходившие в Бушвиге. Ясик, который давно хотел сходить в Нью-Йорке на какую-нибудь выставку, недолго думая, потащил Лену на фестиваль авангардного искусства. Ничего не подозревающая девушка подчинилась, но скоро пожалела об этом. Насмотревшись на ультрасовременные инсталляции американских художников в какой-то странной, обшарпанной галерее, Елена Петровна взмолилась: «Ярик, у меня сейчас мозги закипят!» Молодой человек же от увиденного пребывал в восторге. «Смотри, смотри!» — сверкая глазами, внушал он ей и разъяснял смысл загадочного перформанса: «Эта женщина вырезает и вырезает одежду из бумаги, и это её мир! В её мире нет ничего, кроме одежды из бумаги! Не хотел бы я так». «Это шизофреники, меня сейчас вырвет!» — сокрушалась Лена, у которой голова шла кругом. Ярослав не оставлял попыток объяснить ей, что означает всё происходящее, но было видно, что несчастная простая девушка без авангардных «закидонов» не готова наслаждаться чуждым ей искусством.

Вопрос о том, как добыть денег, решился очень просто — никак. Вначале Лена ещё пыталась подстрекать Ярика просить деньги, но он наотрез отказался. У бедных художников, по его мнению, брать было нечего, им бы кто чего дал. Себе на радость Ярик нашёл на фестивале русскую девушку-поэтессу, поболтал с ней, почитал ей стихи и, воодушевлённый, направился домой с обрадованной избавлением Леной.

В это время в голодном доме Голос попросил оставшихся Гришу и Катю дать ему интервью. Вопросы интервью касались отношения участников друг к другу. «Добытчики», вернувшиеся без денег, но с сильными впечатлениями, потом к ним присоединились.

Лена и Ярик были настроены очень позитивно, может, в результате весёлого культпохода. Елена Петровна ласково отозвалась и о Грише, и о Ярике и пожалела, что три дня назад так громко ругалась с Гришей. Однако вопрос: «Хочешь ли ты за него замуж?» — оставила без определённого ответа. Ярик сперва показался ей шизофреником, она даже решила, что на первой студии он был укуренный. Но потом разглядела в нём творческую, неординарную личность. В ответ Ярик с теплотой назвал Лену «по-хорошему ба-а-абой», «что-то с блинами связанной». От своей душевной теплоты он аж вспотел и вышел из комнаты Голоса весь мокрый.

Гриша не был столь добродушен, и, отзываясь о Кате в целом положительно, заметил всё же, что от неё можно ждать «ножа в спину» (он имел в виду ситуацию с Пряниковым) и что она говорит не то, что думает. А Катя приложила всех. Гриша — несамостоятельный, не способный на любовь. У Лены слёзы по каждому поводу. С Ясиком она не хочет иметь ничего общего (если бы общего не было, не случилось бы у неё любовной драмы), и не хочет даже звонить ему после проекта.

Катя Немова, очевидно, измотана и озлоблена и даже в последние дни проекта не хочет прощать «косяки» и улаживать конфликты. Если она дойдёт до финала, такой настрой сослужит ей очень плохую службу.

0 комментариев